marir_11 (marir_11) wrote,
marir_11
marir_11

Categories:

Беспокойно у соседей

From: Vladimir Yankelevich [mailto:yankel06@gmail.com]
Sent: Monday, May 21, 2012 11:31 PM
Subject: from Yankelevich




Владимир ЯНКЕЛЕВИЧ

"В политике нет мести, есть последствия".
Столыпин

Хаос в Сирии стал уже почти привычным, но Восток – дело тонкое, особенно в районе сирийско-ливанской границы, и к новой гражданской войне вслед за Сирией, устремился Ливан. Такая ситуация на наших северных границах требует внимательного к себе отношения, особенно учитывая непростую историю израильско-ливанских взаимоотношений. Для обеспечения спокойствия на северных границах приходилось воевать в Ливане не раз.
Первая Ливанская война (1982 год - операция «Мир Галилее») была вызвана необходимостью «успокоить» Организацию освобождения Палестины (ООП), терроризировавшую север Израиля. В итоге войны формирования ООП были вынуждены покинуть Ливан и перебраться в Тунис, а в Южном Ливане была создана «зона безопасности», которую ЦАХАЛ контролировали совместно с «Армией южного Ливана» вплоть до 2000 года. Вывод израильских частей из Ливана не дал мира – шиитская Хизбалла немедленно создала там свои базы. Боевики Хизбаллы проводили массированный ракетный и минометный обстрел северных городов и поселений Израиля, нападали на пограничные патрули. Все это вылилось в 2006 году во Вторую Ливанскую войну. Многие считают эту войну, мягко говоря, не выигранной Израилем, но вот деталь – глава Хизбаллы Хасан Насралла по сей день угрожает Израилю из бункера, вполне обосновано опасаясь заслуженной «благодарности», да и сама Хизбалла ведет себя относительно тихо. Так что с победой-поражением не все так однозначно.
Но одно дело грозить из бункера стереть Тель-Авив с лица земли, а другое – реальная жизнь, а она Хизбалле ничего хорошего не обещает. Сегодня Хизбалла в блоке с движением «Амаль», шиитской партией в Ливане, называющей себя «Когорта ливанского сопротивления» входит в ливанское правительство. Их опора шииты и алавиты Ливана, которые вряд ли смогут остаться в стороне от происходящего в Сирии. Это вполне предсказуемо вызывает эскалацию шиитско-сунитского противостояния в Ливане, причем вероятность того, что для решения внутренних проблем противоборствующим группам захочется втянуть в боевые действия Израиль, вполне реальна.
За происходящим в Ливане нужно следить внимательно.
Если на вашем жизненном пути все гладко, значит вы движетесь не по той полосе.
Закон жизненного пути

Ливану, как независимому государству совсем немного лет. Франция, получившая мандат на управление Сирией по итогам Первой мировой войны, по каким-то своим соображениям выделила Ливан в отдельную территорию, но независимое государство Ливан возникло лишь в 1943 году в результате поражения Франции во Второй Мировой войне.
Создавать государства было забавой великих держав в те не очень далекие времена, но оказалось, что исторические связи разорвать не так-то просто. 365 км ливано-сирийской границы до сих пор не демаркированы, то есть четко не определены, местные жители обоих стран имеют родственные связи по обе стороны границы, все это создает условия для контрабанды. Понятно, что такая граница на замке никогда не была и таковой быть не может.
Сейчас, когда в Сирии идут бои, туда из Ливана контрабандой поставляются оружие, медикаменты и боеприпасы, проходят боевики для пополнения вооруженных формирований - Ливану просто невозможно находиться в стороне, как-то обособиться от происходящего в Сирии.
Сказать какую позицию занимает Ливан в сирийских проблемах видимо невозможно. Ливан чрезвычайно неоднороден, причем противников Асада не меньше, чем его сторонников. Есть много влиятельных друзов, так поддерживающих как Асада, так и его противников, и даже среди христиан-маронитов Самира Жажа нет единой позиции. Они хорошо знают, чем обернулось для иракских христиан свержение Саддама Хусейна и предпочитают знакомое зло стремлению к незнакомому.
Но все же можно определить проасадовские силы так: это, прежде всего, алавиты и, как без нее, шиитская Хизбалла, "Свободное патриотическое движение" Мишеля Ауна – все они являются основными сторонниками режима Асада, и составляют большинство во власти. Таким образом, можно сказать, что официальный Бейрут поддерживает Башара Асада.
Антиасадовские силы представлены движением "Аль-Мустакбаль" ("Будущее"), которое возглавляет аль-Харири, сын убитого в 2005 году ливанского премьера, и вторым течением, которое возглавляет Самир Жажа, очень сильно обиженный на Сирию за свой 14 летний тюремный срок. Он представляет ту часть христиан-маронитов, которые прежде входили в армию Южного Ливана и сражались на стороне Израиля.
Это противостояние под влиянием сирийских событий перешло в «горячую» стадию. Очагом напряженности в шиитско-сунитском противостоянии стал город Триполи, расположенный в 90 км к северу от Бейрута.
Триполи – интересный город, который можно рассматривать как уменьшенную модель Сирии – в 500-тысячном городе с суннитским населением проживают в постоянных столкновениях 40-50 тыс. алавитов, очень личностно относящихся к сирийским проблемам. Толчком к началу столкновений стал арест 12 мая ливанскими спецслужбами жителя города Шади аль-Мавлауи. Он был задержан властями Ливана по подозрению в террористической деятельности против Сирии.
Сирия неоднократно возлагала на ливанские антиасадовские силы ответственность за поставки оружия, требовала пресечь эти действия, считая, что даже заминированные автомобили, взорванные недавно в центре Дамаска, были переправлены из Ливана. Информагентства неоднократно сообщали о перехвате на границе с Ливаном караванов с оружием, в том числе гранатометами и пулеметами, которые предназначались боевикам, нападающим на представителей сирийской армии, полиции и госбезопасности.
  «Война не есть продолжение политики иными средствами; война есть форма политики»
Мао Цзедун.  

Власти Сирии, по данным Reuters, обвинили соседний Ливан в содействии "террористам из "Аль-Каиды" и направили в ООН письмо, в котором, в частности, указали, что «На территорию страны под видом гуманитарной помощи Ливан поставляет оружие и боеприпасы». Игнорировать это правительство Ливана не могло, да и не хотело. Пришлось пресекать контрабанду, арестовывать аль-Мавлауи.
Наджиб Микати, глава правительства Ливана стремится сохранить гражданский мир в стране. В своем недавнем интервью телеканалу Euronews он, в частности, сказал: "Ливан, где общество разделено отношением к событиям в Сирии, не может изменить ход событий, даже если все ливанцы и правительство страны встанут на сторону сирийского режима, или наоборот - на сторону оппозиции. Любая позиция будет вредной для ливанского общества, и я не допущу этого". Но не все от него зависит.
Суниты, в ответ на арест аль-Мавлауи, устроили в городе манифестацию, которая быстро переросла в массовые столкновения с алавитами с применением стрелкового оружия и гранатометов. Армия Ливана, переброшенная в Триполи, чтобы остановить кровопролитие натолкнулись на сопротивление вооруженных до зубов боевиков. Газета Le Monde цитирует слова одного из них - «Если армия попытается нас остановить, мы будем сражаться, невзирая на возможные потери».
Надо сказать, что в феврале этого года армии удалось не допустить эскалации насилия. Тогда военные блокировали районы Баб Таббана и Джебель Мохсен, но оказалось, что спокойствие не надолго. Противостояние суннитских группировок, базирующихся в квартале Баб Таббана с милицией просирийской Арабской демократической партии, состоящей из алавитов, проживающих в районе Джебель Мохсен никуда не делось, оно не прекратится вне разрешения шиитско-сунитского противостояния в Сирии.
Между тем, пока ливанское правительство заявляет о невмешательстве в дела Сирии, лидер ливанской оппозиции Саад Харири открыто поддержал сирийскую оппозицию. Он считает, что настало время признать Сирийский национальный совет, базирующийся в Стамбуле, "в качестве законного представителя сирийского народа".

  Чем задачи отличаются от проблем? - Задача - это когда надо попасть в цель, а проблема - когда в тебя целятся.  

Хизбалла оказалась в сложном положении. С одной стороны – Хизбалла входит в правительство Ливана, официальная позиция которого – нейтралитет по отношению к событиям в Сирии, а с другой – Асад их единственная надежда и опора. Алавиты Ливана достаточно хорошо понимают, что с поражением Асада для них и Хизбаллы начнутся нелегкие времена. У Насраллы выбор из двух вариантов, когда оба хуже, нейтралитет – предательство шиитов, алавитов, своего патрона - Асада, а вмешательство на стороне алавитов – путь к разгрому сразу вслед за Асадом.
События на севере вызвали в Израиле определенный пересмотр отношения к происходящему. Это вызвано все большей очевидностью бесперспективности режима Асада. Те, кто придут ему на смену, вряд ли будут сотрудничать с его активными сторонниками – Ираном и Хизбаллой. «Большинство оружия Хизбалла получает со складов в Сирии. Деньги идут из Ирана, но само оружие – из Сирии. После вмешательства Ирана и Хизбаллы в происходящее в Дамаске я не думаю, что другое правительство будет поддерживать их, как это делал Асад» - заявил недавно Габи Ашкенази.
Вывод, что смена режима в Дамаске будет куда полезнее для Израиля, чем сохранение режима Асада становится очевидным.
Вся эта катавасия закончится с завершением конфликта в Сирии. Это не значит, что они полюбят Израиль, но раны зализывать будут долго.

Получено от автора 21.05.12 г.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment